Невыездной каравай

Невыездной каравай

Пока все пребывают в ожидании итогов осенней уборочной страды и цифр нового урожая, экспортеры зерна получают противоречивые сообщения о перспективах своей дальнейшей деятельности. С одной стороны, правительство установило ряд исключений, на которые не распространяется эмбарго, в частности, в рамках выполнения международных договоров РФ и оказания гуманитарной деятельности. С другой стороны, пошли сообщения, что запрет на вывоз зерна может быть продлен вплоть до момента, когда будет понятен прогнозный баланс по урожаю на 2011 год.
К снижению экспорта зерна российские производители были готовы еще в начале года. Глава Российского зернового союза (РЗС) Аркадий Злочевский в беседе с корреспондентом «Трибуны» сетовал, что ограничение экспорта неизбежно, так как невыгодно из-за снижения цен на мировом рынке. Тогда еще никто не предвидел масштабов засухи, которая задела не только российских хлеборобов. Экспорт зерна сократили многие страны (СНГ, Индия), а Россия, которая занимает четвертое место среди ведущих стран-экспортеров (США, Евросоюз и Канада), объявила полное эмбарго.
Правительство приняло такое решение от шока, вызванного гибелью урожая почти на 11 млн гектаров. За лето под лучами жаркого солнца «сгорело» 25% ожидаемого урожая. И вдобавок, как сообщил на пресс-конференции в РИА «Новости» председатель Комиссии по агропромышленному комплексу РСПП Иван Оболенцев, качество уродившегося зерна значительно ниже требований, необходимых для пекарских характеристик, что еще больше угрожает дефицитом и подорожанием продуктов, в которых используется зерно. Дабы не допустить роста внутренних цен на продовольствие, сохранить поголовье скота, сформировать резервы будущего года, правительством было решено прекратить экспорт зерна. Понятно, что задержанный на своей территории будущий хлеб нужен для того, чтобы своих граждан накормить. С этой целью зерно, готовое к отправке из южных портов, предложено направить в пострадавшие от потери урожая центральные и северные регионы.
Для экспортно ориентированного агробизнеса эмбарго обернулось многими печалями. РЗС признает, что в некоторой степени эта мера на предотвращение дефицита зерна внутри страны необходима. Но не так же жестко? Решение остановить экспорт поставило бизнес в трудное положение, поскольку у него есть ранее заключенные обязательства с определенными сроками их выполнения. По контрактам необходимо поставить зерно в страны Северной Африки, Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, в том числе 540 тыс. тонн – государственной компании Египта, а это половина закупаемой им пшеницы. И ведь некоторые контракты были заключены в результате победы на тендерах.
Добиться на внешнем рынке такого признания российскому бизнесу удалось не сразу – на завоевание репутации надежных поставщиков ушло не менее десяти лет. Россия вышла на 4-е место в мире по экспорту зерна. Уже готовились выйти на третье, а там и на второе место, потеснив европейских и даже канадских экспортеров. Теперь, даже если государство использует всю свою юридическую мощь в международных судах, доказывая, что отмена контрактов была вызвана форс-мажорными обстоятельствами, это не «обелит» российских бизнесменов. Авторитет российского бизнеса в глазах зарубежных деловых кругов будет подорван тем, что власть принимает решения, не считаясь с его мнением и его возможностями.
Еще в первых числах августа члены РЗС утверждали, что выполнение хотя бы только августовских контрактов не окажет существенного влияния на зерновой баланс, но зато сохранит их торговую репутацию и облегчит возврат на мировой рынок. Экспортеры обращались в правительство с просьбой отодвинуть сроки запрета экспорта до 1 сентября. Не получилось.
Судя по всему, эмбарго пока не слишком помогло стабилизировать цены на внутреннем рынке. Во всяком случае, продукты питания продолжают дорожать. Известно, что в разных регионах цена хлеба поднялась на 15–20%. И уже, как сообщил на пресс-конференции журналистам замминистра промышленности и торговли Станислав Наумов, ведомство будет следить за тем, чтобы муку не тратили на торты, а использовали только для выпечки хлеба.
А дальше наше «эмбарго» пошло гулять по миру: поднялись цены на пшеницу (до 50% с начала года). Упущенная российскими экспортерами выгода становится еще больше, поскольку рост мировых цен мог принести им в полтора раза больший доход, чем ранее планировали. К слову, часть доходов, полученных от продаж за рубежом, обычно идет на закупку там более дешевого фуражного зерна, которое Россия традиционно импортирует.
Вероятно, их еще и ожидают дополнительные издержки, связанные с предстоящими судебными исками и санкциями за невыполненные контракты. К этому следует добавить, что под угрозой сохранности находятся 700 тыс. тонн пшеницы, находящихся в настоящее время на элеваторах, которые приспособлены только для загрузки судов. Это из сообщения пресс-службы РЗС.
Надо полагать, мнение бизнеса все-таки было услышано. И это вселяет надежду на то, что авторитет предпринимателей учитывается и в политических решениях. Более того, как сообщили автору в пресс-службе РЗС, уже к 1 октября урожай будет более точно подсчитан, и ситуация с поставками, как очень надеются экспортеры, может еще более проясниться.
Трибуна.ru