Деградация почв угрожает сельскому хозяйству России

Деградация почв угрожает сельскому хозяйству России

По последним оценкам Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO, март-май-2009 г.), усиление деградации сельскохозяйственных почв наиболее характерно не только для большинства стран Азии, Африки, но и для многих регионов России.
В частности, такие процессы, как засоление, закисление и опустынивание сельхозпочв уже достигли центральноевропейских и даже западных регионов РФ. Аналогичные оценки выдают и профильных исследовательских центров России.
Выведение из оборота сельхоземель способствует росту себестоимости сельхозпродукции - ввиду её большей капитало- и ресурсоёмкости в условиях сокращения площадей, пригодных для земледелия и животноводства.
По данным Владимира Кашина, заместителя председателя комитета Госдумы РФ по природным ресурсам, природопользованию и экологии, академика РАСХН, в России «до 40 миллионов га пахотных земель заброшено, 16 миллионов га заросли кустарником и деревьями, 58 миллионов га подвержено ветровой и водной эрозии". По словам В. Кашина, создание почвозащитных лесных полос на сельхозземлях не обеспечивает и 40% потребностей в таких лесополосах, в отличие от периода 1940-х-середины 1950-х годов, когда эти потребности обеспечивались на 100%. А ведь такие работы активно и на долгосрочной основе проводятся, причем с использованием советского опыта, в Китае, Иране, Пакистане, Саудовской Аравии, Йемене, странах Северной Африки, Судане, Мавритании, Мали, во многих странах бывшего СССР.
Проблема ухудшения качества таких земель была не так давно обозначена на правительственном часе в Госдуме РФ министром сельского хозяйства России Еленой Скрынник. Она подчеркнула, что «в стране наблюдается качественное ухудшение земельно-ресурсного потенциала сельского хозяйства и снижение плодородия почв. Требуется существенно повысить ответственность за нерациональное использование сельхозземель».
В этой связи в Ростовской области — впервые в России – недавно был принят закон «Об утверждении правил. Министр сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области Игорь Кузнецов пояснил, что такой документ «обусловлен снижением запасов элементов питания во всех типах почв региона и снижением урожайности зерновых и масличных культур. Правилами вводятся обязательные требования ко всем категориям землепользователей по рациональному использованию сельхозземель». Эти требования, по словам министра, включают обязательное проведение мероприятий по улучшению земель, содействие агрохимическим обследованиям почвы, выполнение мероприятий по охране от эрозии и других видов деградации по рекомендациям рекомендациями науки и т.п.
Что касается критерия нерационального использования сельхозземель, то был предложен определенный уровень урожайности по каждому виду сельхозкультур. За невыполнение правил землепользователей будут привлекать к ответственности согласно областному законодательству. Ростовский документ планируется принять в качестве закона не позже 4-го квартала 2009 года. Аналогичные законы или постановления намечено разработать и ввести в 2009-2010 гг. ещё в 25 субъектах Федерации.
Между тем, с падением плодородия почв и ростом забрасываемых сельхозплощадей дешевеет на 20-35% рыночная цена таких земель. Впрочем, по оценкам Института конъюнктуры аграрных рынков (ИКАР), нынешняя цена и на качественные сельхоземли в России занижена: стоимость высокоплодородных кубанских чернозёмов ныне едва превышает 2000 долларов за гектар. А, например, цена 1 га сельхоземель на Среднем Западе США и в канадских прериях, плодородие которых зачастую ниже кубанского, - в 7-11 раз выше; в сельхозрегионах Австралии, Аргентины и Уругвая (схожих по продуктивности с кубанскими землями) — земля в 6-8 раз дороже.
Как считают в ИКАР и других профильных институтах, явно заниженная стоимость сельхозземель связана с платежно-покупательной способностью и должна, в принципе, стимулировать их более эффективное использование по назначению. Но ввиду общеэкономических проблем растущими объемами сельхозплощадей стали запасаться впрок, как имуществом. Отсюда - и сокращение используемых в АПК сельхозземель, и ухудшение их качества с неизбежным удешевлением сельхозпочв.
Тем временем, процессы на сельхозземлях Поволжья, Южно-Чернозёмной полосы и Северного Кавказа во Всероссийском НИИ агролесомелиорации (ВНИАЛМИ, Волгоград) считают долгосрочным опустыниванием. Точнее - увеличиваются водная эрозия, выветривание гумуса (плодородного слоя) и засоление почв. Главные причины - не только бесхозяйственность и снижение рентабельности многих сельхозотраслей, но и последствия как повсеместной мелиорации, как и методов освоения целинных земель.
По данным этого института (апрель 2009 года), распашка и мелиорация 1956-1965 годах целинных и залежных земель в Поволжье методами, игнорирующими специфику тех почв, вызвали их долгосрочную деградацию: площадь смытых за последние 45 лет почв только в Волгоградской области увеличилась на 60%. А общая площадь водного зеркала только в той же области сократилась в 2,5 раза. Искусственно созданные водоемы покрывают этот дефицит на 60-70%.
Аналогичная ситуация по тем же причинам - в Саратовской области. По данным управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по Саратовской области,с 1996 года в области не проводится комплексный мониторинг состояния почв. А областная целевая программа "Государственный мониторинг земель", принятая в 2003 году и рассчитанная на 5 лет, утратила силу из-за отсутствия финансирования. Прекращены работы по периодическому почвенному обследованию и экономической оценке земель, потеряна возможность получения достоверной информации о их состоянии. Эти факторы затрудняют определение объективной стоимости земельных участков и создание цивилизованного рынка земель сельхозназначения. Тем временем, периодические наблюдения государственных агрохимических служб показывают, что более 60% сельхозземель области эродированы, более 13% засолены, потери гумуса в почвах  достигли 16%.
Что касается Ставропольского края, то в "Стратегии развития агропромышленного комплекса Ставропольского края на период до 2020 года включительно", утвержденной минсельхозом края в апреле 2009 года, отмечено, что к основным угрозам развития агропромышленного комплекса края отнесены:
- потеря почвенного плодородия — отчуждение из почвы микроэлементов превысило их внесение: по фосфору — 12-15 кг/га; по калию — 30-40 кг/га; дефицит гумуса достиг 400-700 кг/га; 60-70% урожая формируется за счет истощения почв;
— ускоряющиеся темпы деградации земель сельскохозяйственного назначения;
— высокая потенциальная опасность проявления ветряной эрозии на 58% территории сельскохозяйственных угодий, водной эрозии — на 34%.
Процессам переувлажнения и заболачивания подвержено около 270 тыс. га сельскохозяйственных угодий Ставропольского края. Площадь засоленных земель, солонцов и солонцеватых почв составляет более 2,7 млн га. Площадь средне — и сильносбитых сенокосов и пастбищ составляет соответственно 404 и 355 тыс. га. Общая площадь полезащищенных лесных насаждений уменьшилась с 140 тыс. га в 1991 году до 128 тыс. га в 2008 году, значительно ухудшилось их состояние. Наблюдается прогрессирующее заиливание обводнительно-оросительных систем и технологических водоемов. Ухудшается фитосанитарная обстановка, увеличивается применение ядохимикатов вследствие нарушения севооборотов.
Те же тенденции наблюдаются в других субъектах Южного и Поволжского округов РФ. А эти регионы обеспечивают почти треть товарного объема сельхозпродукции РФ!
Александр Рулев, завотделом ландшафтного планирования ВНИАЛМИ, доктор сельскохозяйственных наук, считает основным способом хотя бы замедлить порчу сельхозпочв выращивание почвозащитных лесополос с тщательным подбором древесных и кустарниковых пород. Плюс к тому, по мнению А. Рулева, появилась проблема, «связанная как с растущей нерентабельностью многих сельхозотраслей, так и с деградацией почв: переход хозяйств с семи-восьмипольного земледелия на трех–четырехпольное. Из-за этого образуется большой клин забрасываемой земли, где плодородный слой быстро иссякает».
Точка зрения Николая Хитрова, директора Почвенного института РАСХН, такова: «Необходима ориентация на длительное почвозащитное землепользование, предусматривающее и экономическую поддержку, и экономическую ответственность пользователя за состояние почв. Прежде всего – в рамках, скажу так, дееспособного закона «Об охране почв», который давно необходимо разработать, принять и выполнять, ибо нынешние природоохранное и земельное законодательства не учитывают особенностей почв как объекта природной среды».
Мнение председателя комитета Госдумы РФ по аграрной политике Валентина Денисова едва ли не совпадает с предыдущими оценками: "84% сельхоземель обрабатывается без оформления прав в установленном порядке. Такая ситуация позволяет представителям бизнеса скупать земельные доли, что может привести к обезземеливанию сельскохозяйственных предприятий. Кроме того, из-за отсутствия оформленных прав на землю почти не применяется ипотека земель сельскохозяйственного назначения. Так что задача восстановления сельхозземельных ресурсов – вопрос практической работы и одновременных административных усилий".
Алексей Балиев
Источник – журнал «Аграрное обозрение», июнь-июль 2009 г.