«Создайте бизнесу нормальные условия»

«Создайте бизнесу нормальные условия»

На вопросы «Аграрного обозрения» отвечает генеральный директор компании «Штрубе Рус» Пеер Ефтимов

- Россия всё глубже входит в конфронтацию за Западом. Мы не будем обсуждать причины этого, но вы как бизнесмен, к тому же представитель западного бизнеса в России, ощущаете на себе эту конфронтацию?

- Конечно. Смотрите. Союз немецкой экономики, в котором мы тоже состоим, существует в России с начала 1990-х годов. Тогда в этом союзе было 40 немецких компаний, которые работали в России. Сегодня этих компаний более двух тысяч трёхсот. Практически это вся промышленность Германии. Все, кто что-то производит в Германии, открыли в России или филиал, или совместное предприятие, или joint venture (форма предпринимательства на основе краткосрочного объединения лиц для реализации конкретного проекта. – Ред.). Зубная паста, колготки, машины, семена, селекция – всё здесь, в России! И все они оказались заложниками политических процессов. При этом никто из политиков – ни российских, ни немецких, ни американских – толком не объяснил: санкции накладываются потому что… Есть какие-то фрагменты: мы сделали то-то, потому что обидели того-то, потому что не знаю чего. Но мы – серьёзные люди, мы зарабатываем наши деньги сами, мы не ждём дотаций и других денег со стороны, которые надо как-то освоить. Мы кропотливо, шаг за шагом делаем бизнес. И мы не можем понять, как мы дальше будем работать в России.

Как мы себя ощущаем? Представьте себе: у вас есть банк, где вы обслуживаетесь. Мы уже много лет обслуживаемся в одном банке, в своё время он был первым иностранным банком, пришедшем в Россию. Он давно уже работает под российской юрисдикцией. И вот в этом году в связи с расширением нашего производства я обращаюсь в этот банк: нам нужна небольшая сумма на строительство складов, ангаров и так далее. Мне отвечают: да, конечно, с удовольствием. На следующий день другой ответ: а нельзя. Подождите, как так? Я двадцать лет ваш клиент, а сейчас – нельзя? Оказывается, есть распоряжение, что иностранным инвесторам нельзя выдавать кредит. Поскольку российские банки не могут брать кредит на Западе, то в России банки не кредитуют иностранных инвесторов. Всё связалось в один большой узел.

Если бы я брал деньги на машину... Нет! Я же инвестор! Нам же правительство России говорит: господа инвесторы, пожалуйста, приезжайте, открывайте производство, приносите свои ноу-хау. Вот мы и приехали, принесли. Если раньше мы 100 процентов продаваемой здесь продукции импортировали в Россию, то сейчас мы открыли здесь производство – поставили семенной завод. Теперь нам нужны ангары, чтоб хранить готовую продукцию. И нам говорят: денег не дадим, делайте что хотите.

Нельзя сказать, что во всём этом виновата какая-то одна сторона, но страдаем мы все здесь вместе.

- А где у вас земля?

- В Панинском районе Воронежской области. Чернозём, лучше не бывает. И получаем прекрасный результат, я даже в удобрения не вкладывался. А у государственной комиссии такой результат не получается. Почему? Используются уже устаревшие технологии. Но за эти технологии выплачиваются реальные деньги. И в ситуации со всеми санкциями и антисанкциями данный факт ещё лучше видно.

Многие ваши действия способствуют тому, чтобы здесь, в России, открывались новые производства. Я – только «за». Но надо поддерживать те компании, которые действительно приходят сюда (из-за границы), вкладывают в производство деньги, которые двигают вперёд российскую экономику. Но я вижу, особенно на среднем и нижнем административном уровне, процесс торможения. Телевизор уже просто смотреть невозможно. Не только российские передачи, но и немецкие. Я смотрю и понимаю: один и тот же факт освещается одинаково однобоко, только с разных сторон. Там стакан всегда полупустой, здесь – всегда наполовину полный. Всё дошло до какого-то примитивизма. И этот примитивизм отражается и на бизнесе.

Когда я пришёл работать в Россию в 1995 году, урожайность сахарной свёклы здесь в среднем была 20 тонн с гектара. Страна себя обеспечивала сахаром только на 30 процентов, остальное покрывали импортом сахара-сырца. На сегодняшний день в России – перепроизводство сахара. За 20 лет – это колоссальный шаг вперёд. Как он стал возможен? Главная роль – у государства, которое защитило рынок и обратилось с призывом к бизнесу: хватит сидеть на печке! Хотите заработать – берите заводы, берите землю, работайте. Так и развилась в России аграрная сфера, и оказалась довольно прибыльной при правильном подходе к вопросу. Сегодня урожайность сахарной свёклы в России – 40-45 тонн с гектара.

- А в Европе сколько?

- В северной Германии – 40. Во Франции на поливе – до ста. Но и в Краснодарском крае или в Ставрополье на поливе – тоже 100. Посеяли хорошие семена, солнце есть, удобрения дали, свёкла выросла, свеклоуборочный комбайн за полмиллиона евро её собрал, и вот вам урожай, как во Франции. И теперь Россия активно экспортирует сахар. Нужен только порядок. Ordnung! Просто порядок. Все устали от политиканства.

Как мы себя ощущаем? Я хочу расшириться, приобрести землю, потому что мы занимаемся размножением семян. Всё – проблема. Всё вдруг стало проблематичным. До 2010 года всё шло нормально, сейчас – нет. Этому можно дать, а этому – нет, даже за деньги. Вот так мы себя и чувствуем.

- Российские власти провозгласили курс на импортозамещение. Сахарная свёкла – одно из самых проблемных мест. Если с отечественными семенами, скажем, зерновых у нас всё нормально, то основная часть семян сахарной свёклы – импорт. Как вы думаете, возможно ли в России в обозримый срок – за несколько лет – создать своё семеноводство вообще и по сахарной свёкле в частности?

- С семеноводством всё проще. Более серьёзный вопрос – селекция, создание гибридов. Для создания одного успешного гибрида нужно около четырёх миллионов евро. У вас будут тысячи и тысячи опытов, и вам понадобится минимум пять лет. Между прочим, в семидесятые годы прошлого века советские гибриды, особенно украинские, были абсолютно конкурентоспособны по сравнению с немецкими, шведскими, датскими. Но как только в России прекратилось финансирование селекции – процесс остановился. Он ещё несколько лет шёл по накатанной – и всё. По пшенице, слава богу, ещё остались в России селекционеры. Но и там проблемы. Вот Немчиновка – один из лучших в России селекционных институтов по пшенице. Но половину сельхозугодий у Немчиновки уже отняли и застроили. Потому что никому ничего не надо, кроме быстрых денег. Но какая перспектива с государственной точки зрения?

Россия пользуется импортными семенами сахарной свёклы уже не первое десятилетие. А посевные площади под сахарной свёклой в России – самые большие в мире. В США – 400 тысяч гектаров, в Европе – полмиллиона, в России – миллион сто тысяч гектаров. Нигде больше такой площади нет. И это хорошо для России. Вы не можете производить здесь кофе и бананы – климат не позволяет. Но сахарную свёклу – можно. Почему турки сеют свою сахарную свеклу, когда они могут купить сахар в два раза дешевле в Бразилии? Потому что они должны обеспечить работой отдалённые горные регионы, чтобы население не спустилось с гор в Анкару и Стамбул. Там такая политика: не надо давать людям деньги, нужно дать им возможность заработать. А за сахарной свёклой потянется и пшеница, и кукуруза, и корова появится, а там и молоко, и сыр.

Вот и в России нужна серьёзная программа развития селекции, и чтобы выделенные деньги не растащили… извиняюсь - не освоили просто так. Не можете сами – пригласите кого-то из-за рубежа. Мы не против, но нас никто не приглашает. Не нравимся мы – пригласите других. Ничего страшного или сверхъестественного в этом нет. И первый шаг – размножение импортных семян на месте. Второй шаг – создание одного, но хорошего селекционного центра. Спросите у себя: вам нужны семена свёклы? Нужны. Будете её экспортировать? Почему бы нет. Создали центр, вложили в него деньги, пригласили молодых учёных. Дальше нужна нормальная техника. В 1950-60-е годы японцы у американцев скупили все патенты на сельхозтехнику. Все смеялись над японцами, но они начали производить машины по этим патентам, а дальше начали разрабатывать свои, и сегодня японцев не догнать. И китайцы уже всех обгоняют. А вначале – копировали, копировали, свои у них были только шлёпанцы. То есть всё можно сделать, это абсолютно реально.

- А нужно ли России создавать свои гибриды сахарной свёклы? Или проще покупать? Вопрос к вам как к эксперту, а не как к бизнесмену.

- По большому счёту, я – сторонник глобализации. В каждом конкретном месте на нашей планете нужно делать только то, что экономически эффективно. Выгодно – производите сами. Выгоднее покупать – покупайте. Границы, торговые барьеры никому не нужны. Ещё генерал де Голль говорил: Европа должна быть от Лиссабона до Владивостока (на самом деле президент Франции генерал Шарль де Голль в 1959 году в Страсбурге говорил о Европе «от Атлантики до Урала». – Ред.). И это правильно. Почему нет? Если будет выгодно, то в России можно создавать и сорта кофе. Но в России сейчас акценты сдвинуты с экономической целесообразности на политическую необходимость. Нужно обязательно обеспечить продовольственную безопасность, потому что завтра можно попасть под санкции. Всё нужно производить самим. У такого подхода есть свои причины, но экономически он не оптимален. Экономике нужна свободная конкуренция, тогда на рынке появятся лучшие продукты, и они потянут за собой остальных производителей, заставят их лучше работать, или им придётся уйти с рынка. И тогда в России появился бы свой селекционные центр – кто-нибудь вложил бы свои деньги в реальное выгодное дело. Я просто удивляюсь, почему это не сделано до сих пор. Вся сахарная промышленность в России – это пять больших компаний. Они что, не могут объединиться и сделать один селекционный центр? Но каждая из этих компаний пытается что-то сделать самостоятельно, и ничего не получается. И не может получиться, если каждый будет у себя делать что-то по чуть-чуть. А ведь отставание России в селекции от ведущих мировых центров уже огромное. Но перспективы у России есть, есть и возможности. Особенно по сахарной свёкле. Эта культура перспективна не только в связи с сахаром. Из неё можно делать высокопитательные добавки в корма для животноводства. А если копнуть дальше, то из сахарной свёклы и пластмассу можно производить. Рано или поздно так оно и будет. И думать об этом нужно уже сейчас, чтоб потом никого опять не догонять.

- Давайте из будущего вернёмся в настоящее. Крестьяне – очень инерционные люди, им столетиями приходится делать практически одно и то же. А вы в силу своего бизнеса предлагаете им что-то новое. Как на ваш взгляд, российский аграрий восприимчив к новшествам? Можно сравнить его в этом смысле с европейским фермером?

- Понимаете, если сравнивать российское сельское хозяйство с европейским, то в Европе – огороды. Просто огороды, не более того. Если у кого-то там 100 гектаров земли – то это очень большое хозяйство. А здесь на ста гектарах посеять свёклу – просто несерьёзно. Кроме того в России за короткое время произошла очень сильная концентрация бизнеса, его укрупнение. Такого в истории человечества вообще никогда не было. Двадцать лет назад компания только начала заниматься сельским хозяйством, а теперь она засевает 100 тысяч гектаров сахарной свёклы. Это означает, что эта компания должна была в очень короткие сроки всё абсолютно чётко спланировать, у неё должны быть самые передовые средства производства, а семена должны быть лучшими из лучших, что есть в мире. Так что с восприимчивостью к новому у современных российских аграриев проблем нет. Проблема в другом: их техника работает на пределе своих возможностей, они из неё выжимают всё что можно. Если комбайн по инструкции может убрать, условно говоря, 500 гектаров за сезон, то у русских он убирает тысячу гектаров. И многие всё ещё хотят сэкономить. Спрашивают: сколько стоит ваша сеялка? 80 тысяч евро. Нет, таких денег не дадим. Но зато это хорошая сеялка, она вам посеет ровно, и вы потом возьмёте всё выращенное. А если сеялка будет сеять чуть криво, то при уборке комбайн обрежет ваш урожай со всех сторон – вот вам потеря 20 процентов от выращенного. Ещё спрашивают: зачем нам ваши семена, если они стоят в два раза дороже. Да потому что они дадут результат во много раз лучший. Если, конечно, у вас есть соответствующая техника. И многие это уже хорошо понимают. А многие ещё нет.

- Последний вопрос: какая на ваш взгляд, главная проблема российского сельского хозяйства? Что нужно было бы поменять не в большой политике, а в рамках конкретного хозяйства, если бы у его руководителя была бы волшебная палочка?

- Да и без волшебной палочки все уже работают. Просто хотелось бы, чтобы всё шло побыстрее. Сейчас мир настолько открыт, что без проблем можно найти нужные технологии, адаптировать их к конкретным условиям – и поехали вперёд. Но нужно создать соответствующие условия для ведения бизнеса. Нужно нормальное кредитование и распределения субсидий, а не как сейчас – одним достаётся, а другим нет. Я не про себя говорю, а про своих клиентов, которые работают на земле. Кроме того, я не убеждён, что создание огромных агрохолдингов в России – решение проблем сельского хозяйства. Да, массовое производство дешевого продукта, однозначно, может обеспечить только большой производитель. Но производство качественного продукта – будь то яйцо, мясо, молоко, сахар – в состоянии обеспечить только средний и мелкий производитель, который может сконцентрироваться на каком-то одном деле. Поэтому сейчас всё больше появляется фермерских рынков, лавок, даже в крупных сетевых магазинах есть какие-то специальные отделы для фермерских продуктов. И чем больше будут люди в России зарабатывать, тем чаще они будут задумываться над качеством того, что они потребляют. Тем больше будет востребована качественная и более дорогая продукция, которую могут произвести только относительно небольшие хозяйства. Тем больше будет этих хозяйств. Если, конечно, государство создаст им нормальные условия для ведения бизнеса.

Беседу вёл Константин Лысенко

Справка. Семейное предприятие Strube основано в 1877 году. Основными продуктами компании являются семена сахарной свеклы, подсолнечника и зерновых культур. Головной офис находится в городе Зёллингер (Германия). Семена производятся в Германии, Италии, Франции и Испании. Strube занимает 10% мирового рынка семян сахарной свеклы. В России компания представлена дочерним предприятием - ООО «Штрубе Рус».