Опыт

Когда-то блюда из осетров были на Руси привычными. Осетрину жарили, коптили, отваривали и даже пекли с этой царской рыбкой пироги. Но преподносились они всегда как праздничные.

За стеклом – проливной дождь, а здесь тепло, светит «солнышко» и летают шмели. На первый взгляд, это фантастика. Если бы всего 20 лет назад кто-нибудь сказал, что так будут выращивать овощи, его восприняли бы как неисправимого мечтателя. Впрочем, сегодня удивляют не столько технологии, сколько люди, вкладывающие в реализацию подобных проектов деньги, знания, опыт. К счастью, не все обладатели капиталов в нашей стране покупают дорогие яхты, виллы на Лазурном берегу и молодых жен. Поэтому и реализуются в России такие проекты, как строительство крупнейшего в Московской области тепличного комбината по выращиванию овощей.

Племенные бараны и недоступные кредиты. Юрий Лужков рассказал Sobesednik.ru о своем хозяйстве в Калининградской области.



– Вы выращиваете гречку, пшеницу, разводите овец… Что главное – зерно или мясо?

– Мясо пока еще только начинается. А вот гречкой могу гордиться. Мы уже сейчас снабжаем 30% Калининградской области дешевой и, главное, качественной гречкой. То есть мы уже серьезные игроки на рынке гречки. В планах – накормить всю область.

– А за счет чего она у вас дешевая?

– Сами продаем гречку, без посредников.

– И у вас хватает людей, чтобы этим заниматься?

– А почему нет? На рынке продаем гречку, народ в очередь за ней встает.

– А по магазинам развозите? Берут они ее у вас?

– Берут… А как вы думаете, если моя гречка в итоге к покупателю доходит по цене в 40 рублей? А гречка, прошедшая через оптовиков, – не меньше 60 рублей?

– И вам это выгодно?

– Скажем так: хоть небольшую, но гречка мне выгоду дает. Иначе бы я не смог удержать хозяйство на текущей обеспеченности.

– Вы, кажется, хотели снабжать гречкой подводников, моряков… Закупает ли у вас Минобороны крупу?

– Пока нет. Мы предложили морякам свою продукцию, но нас сильно удивила та система, которая существует, – оказывается, военных снабжают продовольствием и кормят какие-то фирмы, которые не являются военными. И вот они-то отреагировали на наше предложение довольно странным образом. Но у нас нет кризиса жанра, мы с удовольствием обеспечиваем Калининградскую область. А если увидим, что регион мы насыщаем полностью, пойдем на север – будем отправлять гречку и в Мурманск, и в Северодвинск…

«СКОРО ПОЛУЧИМ ТИТУЛ ПЛЕМЕННОГО ХОЗЯЙСТВА»

– А что у вас с мясным производством? Мы были у вас в хозяйстве в 2012-м, тогда вы только еще планировали выращивать овец на мясо. Но и тогда у вас уже было довольно приличное стадо. Как обстоят дела сейчас?

– Сейчас у меня около 2000 голов романовских овец, и я наращиваю стадо. За это время я еще подкупил довольно большое количество племенных романовских овец. Будем доводить до 5000 голов. Надо сказать, что все эти годы я работал под контролем соответствующих служб – и ветеринарных, и тех, которые занимаются племенными направлениями. Мы успешно проходим все эти контроли. И вот теперь скоро мы должны получить титул племенного хозяйства.

– У вас только романовские овцы?

– Да, только они. Мы категорически не имеем права смешивать породы. Более того, ни одну овечку нельзя соединять с близкими родственниками. Поэтому мы баранов держим отдельно от овец. Каждая овца имеет чип. Только рождается – сразу получает чип, и данные о ней тут же заносятся в компьютер.

– Так все серьезно?

– Абсолютно. Родственное скрещивание – это очень серьезная неприятность: вырождается все стадо.

– А потом что? Будете продавать их на породу или на мясо?

– По-разному. Мы и сейчас кое-что продаем. Видите ли, к сожалению, рождается примерно равное количество мальчиков и девочек. Девочек мы всех отправляем на племя, а мальчики получаются в избытке.

Часть мальчиков оставляем на племя. Все они находятся в базе данных наших компьютеров, так что мы смотрим, какую овечку можно спаривать с каким бараном, чтобы у них не было даже отдаленного родства. А часть мальчиков продаем, сейчас уже – по нескольку сотен голов в год.

И при этом я каждый год покупаю новых племенных баранов, для того, чтобы не допускать родственного скрещивания. Так что прибыли пока от этого всего не получается, но мы подходим к полной самоокупаемости этого процесса.

– А своих баранов продаете куда – на мясо?

– На мясо. Правда, было несколько случаев, когда у нас покупали их для улучшения породы. Но большей частью мы их кастрируем для продажи.

– А зачем, если все равно на мясо продаете?

– Кастрированные быстрее прибавляют в весе.

«КРЕДИТЫ ДЛЯ СЕЛА ДОЛЖНЫ БЫТЬ БОЛЕЕ ДОСТУПНЫМИ»

– Если бы вы так не остерегались кредитов, дело могло бы пойти быстрее…

– Я уже говорил: я столько не зарабатываю, чтобы платить драконовские кредитные ставки. У меня рентабельность в этом году – 5%, а кредит – хорошо если под 16% выйдет. И это со всеми госпрограммами помощи.

– То есть если регион еще добавит субсидию (на это они сейчас имеют право) и вам предложат кредит за 8%, откажетесь?

– Ну, краткосрочные кредиты я, думаю, мог бы брать… Видите ли, беда сельхозника заключается еще и в том, что прибыль он получает один раз в году (особенно если занимается зерновым направлением). Питаться же, покупать топливо, работать с землей, платить людям зарплату и так далее ему нужно целый год.

Ведь в нормальном хозяйстве и зимой уже идет работа. Ну, может, с середины декабря и до конца января нет слишком сильного напряжения, но остальное все время в году – тяжелая работа. Сейчас, в феврале, к примеру, мы должны вносить удобрения, а их надо купить. Поэтому фермеру, конечно, нужны оперативные кредиты.

И если бы эти кредиты были более доступными, сельхозники их охотно брали бы.

«НА ПАСЕКЕ ДАВНО НЕ БЫЛ»

– Вы все больше в Калининградскую область ездите, а в Калужскую, где мы у вас были на пасеке летом 2014-го, редко наведываетесь?

– Действительно, я давно уже там не был. Вот собираюсь завтра. Прошлое лето было очень тяжелое. Постоянно дожди, дожди, дожди… Меду мало собрали. Но сказать, что мы там ничего нового не делаем, нельзя. Например, в городе Медыни мы привели в порядок один старый дом, у которого богатая история. Восстановили этот красавец-домик.

– А что там будет?

– Внизу ресторан и магазин. На втором этаже – зал для различных мероприятий.

– Получается, вы в последнее время больше находитесь в Москве?

– В Москве, в Калининградской области… Знаешь, как в песне поется (напевает): «Я летаю в разные края. Кто же знает, где мы завтра будем: Дождик привожу в пустыню я, Солнце раздаю хорошим людям. Почему, дружок? Да потому, что я жизнь учил не по учебникам. Просто я работаю волшебником». Просто я работаю колхозником!

Изначально сельскохозяйственное предприятие ЗАО АИС «ФермаРоста» строилось с большой перспективной и особой концепцией. Достаточно сказать, что находится оно в одном из самых экологически чистых районов Подмосковья – Серебряно-Прудском. Хоромы для животных воздвигли из бруса, пропитанного противопожарным составом, закупили самое современное оборудование. Мало того, коровы-эстетки слушают классическую музыку, в результате чего растут надои молока. Посмотреть на предприятие, которое нередко называли санаторием для животных, приезжают из разных регионов России. Да, красиво, комфортно для животных и работников, экологично, но дорого. Но, как говорят в народе, чтобы получить прибыль, нужно сначала вложиться. Насколько такие вложения оправдались, можно судить по результатам работы фермы.

Когда за окном лютует мороз и обнаженные деревья жалобно стонут под ледяным ветром, в теплицах – царство жизни и красок. Взять у природы частицу лета и спрятать ее за прозрачным стеклом – это просто гениально.

Белгородская ассоциация «ПромАгро», владеющая в числе прочего предприятием «Оскольский бекон», объявила о масштабном расширении производства. Руководитель предприятия Федор Клюка считает, что именно сейчас наступило время крупных инвестиций в сельское хозяйство. Здесь уже через год будет запущена третья очередь «Оскольского бекона» и откроется современный мясоперерабатывающий завод.

Шампиньонный комплекс в Каширском районе Московской области начали строить еще при советской власти, на базе совхоза «Новоселки», в те годы крупнейшего в Подмосковье производителя молока. Предприятие, дополненное уникальным и прибыльным производством грибов, успешно развивалось, но не смогло выдержать реформ, проводимых в стране в 1990-е годы. Те реформы разорили сельское хозяйство, 2005 год, когда началась реализации приоритетных национальных проектов в сфере АПК, был еще далеко. В результате молочную ферму потеряли, а вот шампиньонный комплекс через какое-то время удалось возродить. О том, как это было сделано и чем живет хозяйство сегодня, рассказывает исполняющий обязанности генерального директора ООО «Национальная грибная компания Кашира» Игорь Трошин.

15 лет назад 180 страусов прибыли в Серпуховский район Московской области. Так началась история экзотичного хозяйства «Русский страус». В России таких всего три, если говорить о крупных предприятиях. Мелких много, они объединяются между собой для сбыта продукции, но занимаются и другими направлениями, а страусы для них – скорее экзотика, а не предмет серьезного бизнеса. В «Русском страусе» – всё по-настоящему.

Но высокая кредитная ставка мешает росту производства молока

В подмосковном Ступино можно увидеть необычную для нашего времени торговлю молоком – из бочек. Несмотря на то, что в городе хорошо развита цивилизованная торговля и пакетированных молочных продуктов достаточно, выбор людей, пришедших к бочке, можно понять. Они ценят натуральность и высокие вкусовые качества молока. В магазине, говорят, такого не купишь.

Даже если от России останется одна деревня – Россия все равно возродится. Эти слова принадлежат великому русскому писателю Николаю Васильевичу Гоголю. И они подтверждаются в течение всей истории нашей страны. В 1990-е мы пережили очередное лихолетье, когда была разрушена почти вся экономика, да и само существование России оказалось под угрозой. Но среди нас нашлись и находятся неравнодушные люди. Пройдет несколько десятков лет, и их имена пополнят список, в котором сегодня числятся Морозовы, Демидовы, Строгановы и другие славные фамилии.

Крестьянское хозяйство «Глазово» Солнечногорского района Московской области вот уже более 20 лет на виду. Здесь побывало множество делегаций из разных стран и регионов. Основатель хозяйства Алексей Федорович Кочетков в свое время передал бразды правления зятю Сергею: дескать, ты у нас самый грамотный. Сегодня Кочеткова уже нет, а дело его живет. Хозяйство оказалось в надежных руках, успешно работает и по-прежнему является образцом и школой для начинающих фермеров.

Нижегородский колхоз имени Куйбышева в последние два советских десятилетия гремел на весь Советский Союз. Причем слава его была трудовая, заработанная. Никто не смел усомниться в этом. Непросто давались те центнеры ржи и льна, тонны картофеля, литры молока на заволжских скудных суглинках, которые из года в год выводили хозяйство во всесоюзные лидеры.